27.02.2008 ✬ Интервью Scartown: "Мы уходим от стандартов в металле!"

Суббота 09.02.2008, Курск, ДК Железнодорожников (рок-клуб “Легион”)

Созвонившись со Станиславом (Joker) и договорившись, во сколько и где, я прибыл в ДК ЖД, где предполагался концерт SCARTOWN. Уже вовсю шла настройка курских команд, а самих виновников всех этих сборов пока не было. Бродя по ДК, было интересно наблюдать за суетой… нет, неправильно сказал… за организацией концерта. Но вскоре прибыла группа, немного замерзшая и не совсем довольная, но в так называемой гримерке музыканты быстро отогрелись и были готовы к моим пыткам. Изначально предполагалось, что во власть моих занудных вопросов попадет вокалист Joker, но он быстро ретировался, оставив мне на растерзание Макса (AJ), клавишника группы, и Диму (Kawazu), бас-гитариста. Наша беседа проходила под крики, хохот и разминочные “бои” остальных музыкантов SCARTOWN в лице Tibo, Stay Puff’а и Leo, что, смею заверить, почему-то не мешало.

Расскажите о новом альбоме, что ожидает слушателей – та же тенденция, что и на “Вертикальном пределе” или что-то новое?

Kawazu: Сейчас мы работаем над новым полноценным альбомом минимум из 10-11 песен, из которых на 100% готовы уже 4 вещи. Три из них мы сегодня сыграем, а остальной материал лежит на полочке, ждет своего момента. По поводу тенденций – в принципе, стилистически мы развиваем направление, заданное на “Вертикальном пределе”, но новый альбом получается гораздо более тяжелым. Финские темы и соответствующие сравнения мы оставили далеко позади. Еще больше замечается влияние металкора. Следовательно, несколько изменится и звучание группы: мы спустили гитарный строй, на записи гитары будут более плотными, целиком будет пересмотрена концепция звукоряда; появятся электронные сэмплы, которые в некоторой степени заменят клавиши, также станет больше чистого вокала.

А записываться будете на какой студии?

Kawazu: Пока рано говорить о записи – мы сейчас на этапе подготовки самого материала. Писать будем достаточно необычным образом, который сейчас набирает популярность – гитары, бас и вокалы будут записаны на домашней студии нашего клавишника Максима – он по образованию звукоинженер, отлично шарит во всех этих делах. Единственный инструмент, который будет записан на студии – это барабаны. Скорее всего, это будет Moscow Sound Сергея “Lasar’а” – наш барабанщик выбрал именно эту студию, ему там комфортно работать. И все эти записи будут отправлены для реампинга гитар, сведения и мастеринга на одну из западных студий. Сейчас ведем переговоры с несколькими людьми. Открывать все карты не будем, но это будет очень серьезный человек, серьезная студия.

Не Дэн Свано?

Kawazu: Нет, не Дэн, это будет другой человек.

Понятно. Расскажи про дизайн – кто? Опять Дьюла Хаванчак?

Kawazu: Да, опять Хаванчак. Нам очень нравится подход этого человека, и я считаю, что его потенциал для нашей группы еще не исчерпан. Мы его уже спрашивали, готов ли он работать с нами и дальше, и он ответил, что с удовольствием. Наше сотрудничество интересно и ему, и нам. Пока что о каких-то концепциях и о конкретных элементах оформления говорить рано.

А как же Аксель Херманн?

Kawazu: Нет, это была разовая акция, он просто нарисовал нам символ, и все. Пока мы не планируем с ним сотрудничать в ближайшее время.

А лейбл тот же?

Kawazu: По поводу лейбла сейчас ведутся переговоры, но, я надеюсь, что новый альбом будет выпущен напрямую на Irond’e, а не на его подразделении Molot. Считай, одним уровнем выше.

Понятно. Тексты к новым песням пишет все так же Джокер?

Kawazu: Да. С текстами все то же самое.

И пока русскоязычные?

AJ: Изначально русские, да.

То есть на английском языке, если только вторым вариантом?

AJ: Да. И то, если будет потребность, договоренность с каким-то либо отечественным, либо западным лейблом. Если появится необходимость написать английские варианты текстов, сделаем это довольно быстро. У нас уже был такой опыт, так что хоть весь альбом можно будет переписать на английском. Но изначально это будет русский, в любом случае.

Что изменилось с тех пор, когда завершал свою жизнь коллектив The Neverland, когда дали вы первый концерт, еще не успев сменить название, до сегодняшнего момента? Кроме состава.

AJ: Что изменилось? Изменилось практически все! То есть очень-очень многое. В первую очередь, состав – новые люди. К нам пришел Дима, к нам пришел новый гитарист Миша. В общем, это, как в любой группе, наверное? когда появляются новые люди, устоявшийся микроклимат в группе нарушается, претерпевает изменения общение, процесс написания песен, процесс репетиций. Каждый человек привносит что-то свое. То есть то, что было с The Neverland – это было для нас больше хобби, увлечение: после работы, после учебы прийти на репетицию, поиграть музыку, получить удовольствие. Сейчас отношение, естественно, изменилось, и довольно кардинально. Да, Дима?

Kawazu: Да, безусловно. [Дружный смех]

По поводу клипа вы не думаете?

AJ: Думаем.

Дорого, конечно, но вообще-то пора б уже.

AJ: Пора, пора снимать клип, естественно, он нужен.

На старую или же на новую композицию?

Kawazu: Клип будет на песню с нового альбома. Опять-таки, пока рано говорить, на какую. Есть конкретные задумки, но пока еще рано их озвучивать. Но клип будет, в любом случае, надо только подождать.

А о съемках DVD не думали?

Kawazu: Насчет DVD – еще нет. Сначала альбом.

Ясно. Правило “сначала “рыба”, потом текст” осталось неизменным?

Kawazu: Да.

Не было обратного хода?

Kawazu: Нет. Ну, в процессе работы над песнями какие-то моменты изменяются. Допустим, целиком готова аранжировка, и когда доходит дело до вокала – понимаем, что какие-то нюансы нужно изменить в его пользу.

То есть, компромисс находите.

Kawazu: Ну да. Но в основном, конечно, сначала пишется музыка, а затем текст.

А как сам процесс проходит? Часто ли спорите между собой?

Kawazu: Конечно, спорим.

AJ: Всегда. Не уступаем вообще никогда. [Дружный смех]

До драк не доходит?

AJ: Ну нет, до этого нет, но жестко…

А поподробнее? Приходит кто-то уже с набросками какими-то или все вместе садитесь и пишите? Kawazu: Материал у нас сочиняют двое – гитарист Андрей “Leo” и Максим, а на репетициях работаем над аранжировками, правим какие-то моменты, что-то пробуем. То есть идет уже именно работа над песнями. Непосредственно креативный поток исходит от клавишника и гитариста.

Кого считаете лидером между собой?

Kawazu: Нет у нас никаких лидеров.

Равноправие?

Kawazu: Ну да. Каждый может сказать другому: [Цензура].

Лео сейчас играет в Арде. А ты ушел, да?

Kawazu: Да.

А я думал, ты играешь в Арде. На их официальном сайте ты в составе группы.

Kawazu: Нет, еще никакой информации об уходе нет. Но я уйду из Арды, когда отыграю с ними еще несколько концертов. Ребята уже, в принципе, нашли равноценную замену мне.

Кого?

Kawazu: Скорее всего, это будет бас-гитарист группы Breakwar, где играл раньше Антон, барабанщик Арды. Он проникся энтузиазмом и готов играть. Скоро мы с ним встретимся, и я буду помогать ему разбирать песни. Я ушел без каких-либо конфликтов.

После того как этот материал был сдан для публикации на сайте, информация о том, что Дмитрий Голяшев покинул группу Арда, и вместо него там теперь будет играть Андрей Шморгун, музыкант группы Breakwar, была озвучена официально.

Ну а причина?

Kawazu: Причина… Ну, достаточно личная – я понял, что мне уже это не приносит удовольствия. Перерос своеобразный ажиотаж по поводу группы, понимаю, что немножко не мое. Свой потенциал в рамках Арды я уже исчерпал, и группа дала мне все что могла. Дальнейшее сотрудничество не имеет смысла.

А то, что Leo играет там, не мешает сейчас? В плане записей, репетиций.

Kawazu: Да нет, абсолютно. Никаких пересечений ни по поводу репетиций, ни по поводу концертов. Никаких конфликтов.

Ну а для Leo что важнее все-таки – Scartown или Арда? По-твоему?

Kawazu: Для него, конечно, важнее Scartown. Все-таки, это его группа, он играет в ней с самого начала. А в Арде занимает немного другое место.

Еще с какими командами дружите, кроме Арды?

Kawazu: Дружим с кем… С кем мы еще дружим?.. С “Одной на двоих” мы дружим.

С кем?

Kawazu: “Одна на двоих”. Есть такая московская панк-команда, очень классные ребята. Есть знакомые в группе Perimeter, как раз 15 февраля у нас с ними концерт. А вообще много разных групп: и московские, “Фактор страха”, например, и из питерских много с кем познакомились.

Понятно. Есть какой-то ритуал своеобразный перед концертом?

Kawazu: Конечно - мы просто нажираемся… [Дружный смех] Шучу, мы просто собираемся перед выходом на сцену… AJ: И говорим, что мы дико сейчас замочим.

У вас есть какой-нибудь свой девиз?

Kawazu: …У нас есть девиз? [Миг размышления] Пожалуй, сформулированного девиза нет. Нет словесной формы, есть определенная энергетика.

Почему себе именно такие прозвища взяли? Ты вот Kawazu, правильно?

Kawazu: Ну да.

А ты – AJ. Ну, это по фамилии, насколько я понимаю.

AJ: Точняк…

А ты почему Kawazu?

Kawazu: Ну, просто так повелось. А вообще это название интро с альбома Morbid Angel “Gateways to Anihhilation”. Такая хаотичная сумасшедшая вещь, где-то минуты на полторы.

Ну а у других почему такие псевдонимы?

Kawazu: Leo – потому что Леонтьев. Stay Puff – потому что был такой мультяшный персонаж, здоровый ходячий зефирный монстр. Joker – потому что… не знаю... собирает карты с изображением джокера! [Дружный смех] А вот наш новый гитарист Tibo не говорит, почему он Tibo. Объясняет, что это слишком личная вещь в его жизни, и он не хочет никому говорить об этом [Дружный смех]

Понятно. С кем из наших и зарубежных команд хотели бы выступить?

Kawazu: Выступить?.. В принципе, нам абсолютно по фиг, с кем играть.

Ну есть какая-нибудь мечта: “Вот с этими я срубился бы вместе”?

Kawazu: Ну, у меня наступит супермегасчастье, если я сыграю на одной сцене со Slayer, но это абсолютно нереально. Это мои гигакумиры. Из наших команд... честно говоря, нет таких недосягаемых групп, с которыми настолько хотелось бы сыграть. Нам абсолютно непринципиально, с кем выходить на сцену, за исключением разве что откровенного или совкового металла… такого кожаного совсем, косушного.

В каком еще творчестве хотели бы себя проявить, кроме музыки? Ты, Дима, к примеру, веб-дизайном увлекаешься, насколько я знаю.

AJ: В принципе, уже проявляем. Я занимаюсь звуком. Собственно, это то, чем бы я и хотел заниматься. Тем более что есть возможность – сейчас работаем над новым альбомом, хочется себя хорошо проявить.

Kawazu: Да, сейчас мы как раз приступаем к записи демо новых песен. Вообще, Макс себя проявляет с хорошей стороны, с каждым днем откапывает какие-то новые фишки, растет в этом плане. Единственный человек из нашей группы, который учится в сфере, которая ему близка.

Ну а другие – кто чем бы хотел заниматься, не знаешь?

Kawazu: Ну, это, наверное, личный вопрос каждому. Меня, в принципе, все устраивает, у меня основное занятие в жизни – музыка, я давно уже для себя это решил. Увлечений много, но не на таком серьезном уровне. Насчет веб-дизайна – занимаюсь довольно давно, но это так... хобби скорее. Делал сайты группам, в которых играл, и просто друзьям (“Безумные Усилия”, Architype).

AJ: Просто все работают или учатся, а на все остальное уже нет времени. Но нас это не обламывает совершенно. Мы сделали свой выбор!

А если бы вас, скажем так, отделить друг от друга, кто в каком стиле хотел бы сыграть? Если не учитывать мнение других членов команды.

Kawazu: У меня сейчас, например, есть проект с вокалистом группы Perimeter. Это мой друг еще со школы, нас очень многое связывает, но только сейчас поднимаем собственную группу. Дописываем демо, ищем подходящих музыкантов. Это будет дьявольский хардкор – очень агрессивный, очень примитивный и при этом с бешеной энергетикой. Не то, что можно сейчас услышать в этом стиле, никаких мелодичных риффов, сопливого вокала и прочего. Возвращение к олд-скулу, к корням этой музыки. В духе Slayer, Agnostic Front, Superjoint Ritual, Cro-Mags.

А ты в чем хотел бы себя проявить?

AJ: Я бы мутил что-нибудь либо электронное, либо такое авангардное музло, чтобы никто не понимал, и все говорили: “Круто!” [Дружный смех]

Насчет других не знаешь – кто что хотел бы?

Kawazu: Андрюх! Что хотел бы сыграть? Принципиально, если других не учитывать?

Leo: Джаз.

Kawazu: Олег, а ты?

Stay Puff: Джаз. [Дружный смех] Нет, серьезно. Красивая музыка.

Кем мечтали стать в детстве?

AJ: Не помню. Помню, когда мечтал стать музыкантом.

Kawazu: А я, когда был маленьким, очень хотел стать художником. Но потом перерос это и начал слушать хардкор.

По натуре вы оптимисты или пессимисиы?

AJ: Ну а как ты сам думаешь? [Дружный смех]

Понятно. Что посоветуете начинающим метал-командам?

Kawazu: Очень много играть, заниматься и не оглядываться на какие-то другие команды, пытаться быть вне каких-то рамок, клише, заниматься своей музыкой.

То есть не подстраиваться под формат.

Kawazu: Да, абсолютно точно.

AJ: Но, в первую очередь, естественно, вкалывать. Чем больше ты вложишь своих сил, своих возможностей, тем больше будет отдача. Если ты действительно отдаешься музыке, тогда велика вероятность того, что все получится.

BAKULIN

Приношу благодарность BASTET за пытки диктофона и за мелкие полезные пакости в создании отчета и интервью.

heavymusic.ru



SCARTOWN.RU © 2006 - 2017
поисккарта сайта