07.12.2008 ✬ Переступив горизонт

Prologue: Отечественная метал-сцена после долгих лет простоя развивается достаточно быстро, подсознательно стремясь к мировому качеству. Всё больше и больше групп сводят (и даже записывают!) свои альбомы на западных студиях, снимают клипы и прорабатывают все до мелочей, чтобы соответствовать самым высоким критериям. Одними из первых по этому пути пошла московская группа SCARTOWN, которой со своим новым студийным альбомом “Крик мертвой свободы” удалось сделать еще больший качественный шаг вперед, что было отмечено абсолютным большинством. На данный момент эта работа может претендовать на звание одного из сильнейших русскоязычных альбомов в стиле “modern metal”. Об изменениях в музыкальном стиле, о смене состава и о том, какие подводные камни могут быть в работе с западным продюсером на примере Йонаса Къеллгрена (Sonic Syndicate, Scartown) мы расспросили вокалиста группы Станиславом Рыбалкиным.

Первый вопрос сразу о подходе к записи нового альбома. Почему вы предпочли отдать материал на сведение европейскому продюсеру? Неужели в нашей стране нет профессионалов, которые справятся с этой работой не хуже?

В этот раз мы решили сделать и сведение, и мастеринг на западе по нескольким причинам. Первая – это бОльшие возможности западных мастеров. Не секрет, что даже при наличии необходимого опыта у наших звукорежиссеров, оборудование их студий не всегда позволяет реализовать все замыслы. Поэтому мы и решили не рисковать, а сделать все по максимуму без каких либо “но” и “если”. Плюс общение с европейскими студиями происходит более органично. Там есть определенные временные рамки, которые выделяются на работу над тем или иным альбомом, и ты всегда можешь рассчитать свое время. Правда, есть один подводный камень – очередь надо заниматься заранее. Чтобы поработать с Йонасом Къеллгреном осенью, нам пришлось договариваться с ним об этом еще зимой. В наших студиях, как правило, постоянно что-то переносится, что существенно замедляет работу.

Почему решили отдать альбом на растерзание именно Йонасу Къеллгрену? Ведь, насколько мне известно, он раньше не работал с русскими. Куда проще было бы пойти по проторенной дорожке и обратиться к Ансси Киппо или Джейкобу Хансену?

Мы никогда не думали о лёгком пути, а искали только утраивающие нас варианты. В целом нам очень понравилось, как Йонас справился со своими задачами на последних альбомах Scar Symmetry и Sonic Syndicate, и посчитали, что его видение музыки очень подходит материалу Scartown образца 2008 года. И в этом мы не прогадали.

Какие плюсы и минусы у подобного рода сотрудничества вы ощутили, как говорится, на своей шкуре? Что могли бы посоветовать другим группам и от чего предостеречь?

На самом деле подобное сотрудничество – очень приятный опыт. Все обязательства со стороны западного продюсера, как правило, выполняются точно и в срок, без каких либо накладок – для нашего брата это порой удивительное явление. С другой стороны, ты должен абсолютно чётко представлять, что твой альбом будет звучать с учётом вкуса того или иного звукорежиссёра. В этом надо отдавать отчёт и выбирать человека достаточно тщательно. Либо присутствовать на сведении лично, но это очень дорого и мало кто сможет себе такое позволить. Что касается предостережений, то абсолютно ошибочно думать, что западные кудесники просто творит чудеса и твой альбом будет звучать фирмово по определению. Если исходники окажутся паршивыми, то они просто ничего не смогут сделать. Даже вплоть до отказа работать над проектом. Этот момент очень важен. Хотя прежде чем согласится на работу, они, как правило, присылают список требований и подробное описание, что и как должно быть записано. После выхода альбома многие сразу обратили внимание на изменения, затронувшие музыку группы. Появились как разочарованные, так и те, кто остался абсолютно доволен направлением развития вашего стиля. Могли вы сами предположить два года назад, когда был выпущен ваш дебютный альбом “Крик мертвой свободы”, что Scartown зазвучит именно так?

Действительно, новый альбом получился тяжелее “Легенд большого города”. Не могу сказать, что это был заранее спланированный шаг – это достаточно органичное изменение нашей стилистики. И если ты планируешь на пару лет вперед, как будешь звучать, то самого главного – творчества – уже нет как такового. Единственное, о чем мы знали еще два года назад – это то, что мы хотим добиться еще более качественного звучания. Собственно говоря, картина прежняя и сейчас, когда выпущен “Крик мертвой свободы” – есть наработки для следующего альбома, но в какую степь уведут нас эксперименты, сложно сказать. Но делать кальку мы точно не будем.

Я бы сказал, что на альбоме есть, как очень мелодичные песни в легкоузнаваемом стиле Scartown, так и несколько “боевичков”, достаточно прямолинейных и в чём-то даже “тупых” – как говорится, специально для концертного угара. Какая сторона вашего собственного нынешнего творчества вам самим ближе всего и какие песни больше всего похожи на то, что Scartown будет представлять собой в будущем?

Сейчас об этом сложно сказать, надо немного “разгрузиться” после выхода нового альбома. Просто некоторое время не думать о музыке, чтобы не начать заниматься самоповтором. Что касается близости той или иной композиции, то они все по-своему хороши. Думаю, в этот раз подсознательно получился упор на “концертные” вещи. Хочется увидеть настоящий угар на своих концертах.

Оформление альбома было описано вашим выпускающим лейблом как "шокирующее". Учитывая, что на обложке волк отгрызает себе лапу, это вполне соответствует истине. Откуда взялась такая брутальность? Ведь на дебютном альбоме "Легенды большого города" и ЕР "Вертикальный предел" такого за вами особо замечено не было.

Мы и не думали делать что-то в духе “Легенд”. Мы просто продумали, каким будет лирическое наполнение нового альбома, рассказали о нем нашему художнику Дьюле Хаванчаку, а он сам предложил нам эту концепцию. В этот раз мы дали ему полную свободу действий. Что касается брутальности… Время идёт, всё меняется. Наверное, то, что происходило с нами в это время и есть отражение этой концепции. Лично у меня был достаточно сложный период, что не могло не сказаться на моих текстах.

А как связаны произведения Чака Паланика с концепцией нового альбома? Ведь этого его цитата на внутренней боковой поверхности инлэя?

Человек и общество – вот основные моменты, в которых пересекаются наши концепции. Берем все, что видим вокруг каждый день, добавляем немного фантазии – и текст готов. Всё просто, без лишних псевдоглубоких мыслей. А цитата – Паланика, всё верно.

На фотографиях в буклете музыканты группы обмотаны колючей проволокой и у некоторых из них даже можно заметить кровоподтеки. Как проходила фото-сессия?

Фотографировались мы в обычной фотостудии, а проволоку на то время нам заменила обычная бельевая веревка. Тем не менее, ей надо было действительно пережимать руки, чтобы потом получился очень естественный образ. Мы настолько вошли в роли, что до крови стерли себе руки. Но искусство требует жертв, так что никаких проблем. Ну а превращение веревки в проволоку было впоследствии осуществлено Дьюлой.

Что это за история со специальной съемкой в зоопарке Будапешта, упомянутой на странице альбома Вконтакте?

Насколько нам известно, сам Дьюла настолько загорелся концепцией альбома, что если бы мы даже отказались от предложенной им обложки, он бы ее нарисовал для себя просто так!!! И когда человек настолько с душой подходит к своей работе, значит, результат должен получиться фантастическим. Так и вышло. А для большей реалистичности Дьюла сделал в зоопарке Будапешта несколько снимков волка, которые впоследствии использовал при подготовке обложки.

В треклисте “Крика мертвой свободы” наибольшее внимание привлекают названия двух песен: "240 bpm" и "20258". Что означают эти цифры?

“bmp” = “beats per minute” – удары в минуту. Это единица измерения музыкального темпа и частоты сердцебиения. 240 ударов в минуту – это максимально возможная частота сердечных сокращений человека, и любое превышение этой условной границы практически гарантирует смертельную опасность. До этой планки она может подняться только при огромных нагрузках или невероятном выбросе адреналина, например у гонщика Формулы-1. Что касается второго названия – это дата рождения близкого нам человека, которому мы посвятили этот альбом.

Все свои релизы вы выпускаете на крупном метал-лейбле Irond. В последнее время очень часто разгораются дискуссии на тему того, что отечественные лейблы только издают альбомы и мало занимаются своими подопечными и что при таком раскладе группам проще выпускать альбом самим. Какой точки зрения придерживаетесь вы?

Ну, если бы мы придерживались точки зрения “выпускать продукцию самим”, мы бы не выпускались на Irond. Честно говоря, я знаю достаточное количество хороших команд, которые решили пойти по пути DIY и “селф-релизов”, и у всех на это причина разная. Одна из основных – отсутствие хороших предложений от лейблов. Порой это вина самих групп, которым не всегда удается сделать достойную запись. Но и быстрый темп развития Интернета тоже вносит свою лепту. К сожалению, многие слушатели до сих пор не могут понять, что, скачивая альбомы, они в буквальном смысле лишают многие группы будущего, потому как получить хороший контракт на следующий альбом при низких продажах практически нереально! Даже если на концертах собирается большое количество людей. Наши лейблы занимаются продажей и продвижением альбомов, и концертные дела для них не всегда самый показательный фактор. Некоторые группы делают акцент на концертные выступления, где и продают свои альбомы. Я прекрасно понимаю этих людей. И конечно же, я имею в виду не тех слушателей, которые качают mp3, чтобы получить представление о том, покупать диск или нет, а тех, кто вообще не понимает, зачем нужны эти пластмассовые кругляшки с “веселыми картинками”, когда можно всё скачать нахаляву, порой не брезгуя качеством. С другой стороны, нам очень повезло с Irond. Лейбл всячески помогает нам, делая хороший промоушн, а мы в основном посвящаем себя музыке, ни на что не отвлекаясь. Мне кажется, каждый должен заниматься своим делом.

В чём вы сегодня видите основную проблему, мешающую развитию и подъему начинающих отечественных групп?

Очень сложно донести свою музыку до целевого слушателя вживую. Выложить песню и даже целый альбом, конечно, не составляет труда! Но без концертов твои песни просто затеряются с mp3-плеерах слушателей под шквалом всевозможных релизов. А приехать в каждый город, где ты можешь быть интересен, в условиях нашей экономической ситуации очень сложно. Многие клубы завышают аренду, отдают время под попсовые концерты. Никто не хочет рисковать и поэтому все это очень тормозит развитие групп и экстремальной музыки в целом.

В ходе записи альбома в Интернете прошла информация, что группу покинул гитарист Андрей Леонтьев. Однако он, равно как и барабанщик Олег Сергеев (хотя альбом записан с небезызвестным Андреем Ищенко), присутствуют на фотографиях в буклете. Не могли бы вы прояснить ситуацию?

С удовольствием. Пока создавался альбом, мы не хотели затрагивать эту тему, чтобы она потом не мешала его восприятию. Чтобы люди подошли к его прослушиванию, не задумываясь о том, кто, когда и почему покинул группу. Теперь альбом издан, многие успели его послушать и оценить по достоинству. Учитывая, что абсолютно ВСЕ гитарные партии на "Крике" исполнены нашим гитаристом Михаилом Виноградовым, а главное – КАК они исполнены, вопрос о целесообразности дальнейшего пребывания Андрея в группе можно закрыть. Если бы он остался, записать альбом на таком высоком уровне и в том виде, в каком он был задуман еще год назад, просто не удалось бы.

Отношение Андрея к музыке в целом и, в частности, к Scartown (несмотря на то, что стоял у истоков группы вместе со мной и Олегом Сергеевым) коренным образом изменилось, интерес угас. Это оказывало очень негативное воздействие на микроклимат внутри коллектива, рабочий процесс и, как следствие, на качество материала и исполнения. Когда настало время завершать работу над композициями и записывать альбом, мы поняли, что больше не можем мириться с таким отношением, а также рисковать собственными нервами и ставить на карту новый материал, поэтому попросили Андрея покинуть группу. Он согласился с нашим решением и в данный момент сотрудничает с группой Арда. Фотография Андрея в буклете – это дань нашего уважения к его вкладу в Scartown. Точно по той же причине мы оставили в буклете фотографию Олега Сергеева, несмотря на то, что альбом записан с сессионным барабанщиком, Андреем Ищенко. С Олегом получилась немного другая история, не с таким горьким привкусом, которую мы в своё время достаточно подробно описали.

Как теперь выглядит состав Scartown?

Сейчас это я, Станислав Рыбалкин (вокал), Максим Аджигитов (сэмплы, чистый голос), Дмитрий Голяшев (бас), Михаил Виноградов (гитара) и наши два новых участника. Не требующий представления Андрей Ищенко за барабанной установкой и новый гитарист – Алексей Баланин, известный как “мастермайнд” ныне несуществующей группы Breakwar. Профессионалы высочайшего класса – просим любить и жаловать!

У Scartown пока нет ни одного клипа. Будут ли предприняты шаги в этом направлении?

Да, в этом направлении ведется серьезная работа. Клип уже был бы готов, если бы не этот чертов финансовый кризис, который накладывает отпечаток буквально на всем. В нашем случае это явно завышенные арендные условия помещений. Но мы практически нашли выход, и процесс двинулся с мертвой точки. Так что, надеюсь, ждать осталось не долго.

Насколько активной будет концертная поддержка нового альбома?

Мы рады приехать к любой город, где возможно проведение нашего концерта. Просьб приехать куда-либо нам поступает огромное множество. Но если вы действительно хотите увидеть нас у себя в городе, достаточно сказать о своем желании местным организаторам, чтобы те связались с нами. Мы сделаем все возможное, чтобы у вас выступить. Для предложений мы всегда открыты. Московская презентация нашего альбома состоится в клубе “Plan B” 30 января, а в Питер мы планируем заглянуть 8 февраля. С другими городами общаемся, и, конечно, ждем новых предложений!

Вопросы и интервью подготовил Metal Freak.

7 дек 2008

Darkside.ru



SCARTOWN.RU © 2006 - 2017
поисккарта сайта